О музее 
Зкспозиции 
Выставки и мероприятия 

Визит делегации Южно-Африканской Республики 
Г.И. Воробьев 
Международный день леса 
Инструкция обер-вальдмейстеру 
П.В. Воропанов 
120 лет Докучаевской экспедиции 
Лесного департамента
 

И.И. Шишкин 
А.Д. Букштынов 
310 лет лесному хозяйству России 
Г.П. Мотовилов 

Фотогалерея 
Посетителям 
Контакты 
Написать письмо 


      310 лет лесному хозяйству России


     
      Летописные материалы, воспоминания иностранцев, посещавших Московию в XIII – XVII столетиях свидетельствуют о большой лесистости её территории.
      В связи с обилием и дешевизной лесов в стране какой-либо системы мероприятий, устанавливающей правила рубки леса, его охраны, восстановления, т.е. правил ведения лесного хозяйства, не было.
      Необходимость приведения лесов Российского государства в известность, регламентирования лесопользования, создания лесного законодательства возникла в конце XVII – начале XVIII вв. в связи с реформами Петра I, когда на Воронежской верфи в 1695 г. началось строительство военно-морского флота.
      “Для постройки флота, с которым Петр связывал столько гордых и славных надежд, нужен был лес, – и притом лес известных пород, самых крупных размеров, и совершенно здоровый", – писал в 1872 г. в своей статье «Пётр Великий, как первый лесовод в России» профессор С.-Петербургского Лесного института Н.М. Зобов. Однако, отношение народа к лесу, как к "божьему дару", и существовавший в то время порядок невмешательства государства в частную лесную собственность привели к началу XVIII века в местах, удобных для сплава и устройства верфей, к истощению годных для кораблестроения лесов. Необходимо было обследовать, привести в известность леса, а для того, чтобы обеспечить флот неиссякаемым источником древесины, ограничить пользование лесом.
      Поэтому указом от 30 марта 1701 г. Петр запрещает в Московском уезде вырубку лесов под пашни и сенокосы на расстоянии 30 верст от берегов сплавных рек. «Этот скромный указ, – пишет в 1857 г. историк лесного хозяйства Н.В. Шелгунов, – издан в то время, когда новая идея Петра ещё не вполне созрела, и принадлежит более к первому периоду лесного законодательства».
      Началом коренного преобразования лесного управления в России стал именной указ Петра от 27 марта 1702 г., которым «Великий Государь указал во всех городах и уездах, в дворцовых и патриарших, и в архиерейских, и в монастырских, и всяких чинов в помещиковых, и в вотчинниковских землях осмотреть и описать леса…». Указом были определены корабельные породы: дуб, клён, ильм, вяз, карагач, лиственница, сосна, «в отрубе двенадцать вершков и больше» (53 см). Их запрещалось рубить на расстоянии 50 вёрст от больших сплавных рек и на 30 и 20 вёрст – от впадающих в них, годных для сплава средних и малых рек. Владельцам заповедных лесов, «прикащикам и старостам, и крестьянам», описавшим и обнаружившим в своих дачах корабельные леса, приказано беречь их «до его Великого государя указу». Так «первый лесовод России» предвосхитил саму идею лесного хозяйства, три её составляющие: конкретную площадь, опись (основу плана) и доступность, объединённые этим указом в целевое (корабельное) хозяйство.
     
      Рукописная копия Указа Петра I от 27 марта 1702 г. была обнаружена в процессе поисковой работы музея в Российском государственном архиве древних актов.
      До настоящего времени, согласно целому ряду источников (Н.В. Шелгунов, Н.М. Зобов, Ф.К. Арнольд, Д.Д. Шилов и др.), датой зарождения лесного хозяйства в России считался год издания Петром I именного указа от 19 ноября 1703 г., повторявшего, как выяснилось, предписания указа 1702 г. Вместе с тем, указом 1703 г. впервые в законодательстве о лесах были установлены размеры взысканий за рубку заповедных пород («пени по 10 рублёв»), а за вырубку дуба и самовольную рубку в заповедных лесах – смертная казнь. Суровость наказания должна была обеспечить необходимость исполнения указа.
      Указы 1702 и 1703 гг. стали основанием для последующих запретительных узаконений Петра Великого, которыми он стремился вселить в умы и внедрить в практику идею сбережения лесов.
      Деревья заповедных пород использовались только для кораблестроения, а "для нужд" разрешалось рубить липу, ясень, березу, осину, ольху, ель, орешник, ивняк, осокорь и сосну, толщиной меньше 12-ти вершков. Первым к заповедным был отнесён воронежский Шипов лес, поразивший Петра гигантскими 300 – 400-летними дубами, который он назвал «золотым кустом России, магазином корабельных строений». Заповедными названы были дубовые массивы Теллермановской рощи в Воронежской губернии, Казанские нагорные дубравы, Ильина гора и Большесурская роща в Симбирской и Леонтьев байрак в Харьковской губерниях.
      Петровские указы распространялись как на казенные леса, так и на частновладельческие дачи. В этом, как отметил Ф.К. Арнольд, "состоит особенность законодательства Петра Великого" – право рубки корабельных деревьев закреплялось исключительно за государством, "и лесовладелец не только должен был уступать это право государству без всякого вознаграждения, но и сам под страхом наказания лишался права пользования заповедными породами".
      Первыми для кораблестроения были описаны леса близ Санкт-Петербурга, Ингерманландии (территории по берегам Невы и юго-западному Приладожью) и в Поволжье. В описях указывалась длина и ширина лесного массива, его удаленность от сплавных рек в верстах с указанием качества: "плохой", "редкий", "добрый", "на корабельное дело годитца". "По сказке" (на основании сообщений местных жителей) перечислялись древесные породы, входящие в состав насаждения.
      Описание лесных ресурсов стало первым шагом к их рациональному использованию.
      Петр I очень ценил леса, нужные для строительства флота, и "обратил… внимание на бережливое, вообще, употребление лесов" (Ф.К. Арнольд. 1895 г.). Царь требовал рационального использования древесины. Так, указами от 30 марта 1701 г. "О пиловании дров" и от 23 декабря 1703 г. "О приучении дровосеков к распиловке дров" предписывалось готовить лес ручными пилами, а не топором, т.к. при его использовании значительная часть древесины пропадает даром, что ведет к увеличению площади вырубаемых лесов.
      При строительстве Петербурга следовало сохранять лесные массивы. Деревья разрешалось рубить лишь там, где намечалось строительство домов.
      А.К. Нартов, современник Петра, в своей книге "Достоверные повествования и речи Петра Великого" вспоминал, что однажды какой-то знатный вельможа, глядя, с каким усердием царь, всегда восхищавшийся дубами, сам сажает желуди по Петергофской дороге, усмехнулся. Петр же, заметив это, сказал ему: "Понимаю, ты мнишь, не доживу я матерых дубов. Правда, но ты дурак. Я составляю пример прочим, дабы делая то же, потомки со временем строили из них корабли. Не для себя тружусь, пользе государства впредь". Значит, не только сиюминутные потребности страны определяли интерес Петра I к лесу. Эта характерная черта Петра, как государственного деятеля, свойственна и лесоводам, которые, работая на перспективу, готовят «лесную жатву» будущего.
      В 1698 г. Пётр I учредил в Москве приказ воинского морского флота – первый орган Морского Управления, при котором в 1703 г. была создана Лесная Контора для составления ландкарт и описи лесов. Ею заведовал стольник царя князь Лука Фёдорович Долгорукий. После учреждения Петром 11 (22) декабря 1717 г. Адмиралтейств-коллегии лесными делами в её составе управляли конторы: вальдмейстерская, заведовавшая заповедными лесами, и обер-сарваерская, занимавшаяся расходованием древесины и постройкой кораблей.
      Надзор за лесом возлагался на лиц, пользовавшихся доверием Петра, например, в Казанской губернии – на вице-губернатора Н.Н. Кудрявцева.
      Для непосредственного наблюдения за лесами назначались "надзиратели" – выборные лица из "добрых людей" (дворян). Они осматривали, описывали леса, расследовали дела о незаконных рубках, выдавали разрешения на рубку.
      Указом от 6 апреля 1722 г. "О назначении в губерниях вальдмейстеров и унтер-вальдмейстеров, и о бытии им под ведением Адмиралтейства" впервые в России были введены должности, предшествующие лесничим и помощникам лесничих. В Москве учреждена Обер-вальдмейстерская канцелярия, подчинявшаяся Адмиралтейству. Адмиралтейств коллегией заведовал ближайший сподвижник императора генерал-адмирал граф Ф.М. Апраксин. Первым обер-вальдмейстером назначен Панкратий Глебовский, и ему лично дана инструкция о сбережении и размножении корабельных лесов. Вальдмейстеры и унтер-вальдмейстеры размещались по системе сплавных рек: унтер-вальдмейстеры с малых рек подчинялись вальдмейстерам больших рек. Назначались они из дворян и помещиков, живших рядом с охраняемыми лесами. Для охраны леса требовалось разделить на звенья, размежевав их канавами, а в лесные сторожа выбрать однодворцев или отставных драгун, солдат, приказчиков, сельских старост, крестьян.
      Двести лесных указов и инструкций Петра стали началом организации лесного хозяйства и лесной службы, привели к развитию лесного законодательства и лесной науки. Ряд статей из Обервальдмейстерской инструкции вошли в Устав Лесной дореволюционной России. Описные книги, ландкарты лесов – прообразы современных таксационных описаний и планов лесонасаждений, межевание лесов – начало устройства лесных территорий. Петровские корабельные леса в Поволжье, на Северо-Западе страны, на Дону до сих пор являются генетическим фондом главных древесных пород России, хранителями полноводности наших рек и нашим национальным достоянием.
      3 декабря 1723 г. подписана Петром "Инструкция Обер валтмейстеру" – документ, обобщивший и уточнивший многие ранее изданные указы, а также включивший в себя ряд положений Инструкции для оберегания лесов, составленной В.Н. Татищевым во время пребывания его на уральских горных заводах.
      Согласно статье 1 Инструкции все вальдмейстеры «пред Богом и Его Величеством, собственною своею совестью и пред всем честным светом» присягали честно служить Государю.



      Геральдический знак – эмблема Федерального агентства лесного хозяйства

     
      В 310 годовщину лесного хозяйства России лесное ведомство впервые получило геральдические знаки.
      Предложенные Рослесхозом геральдические знаки прошли экспертизу в Геральдическом совете при Президенте Российской Федерации, были одобрены и рекомендованы к применению.
      Официальными символами Федерального агентства лесного хозяйства являются геральдический знак – эмблема и флаг Федерального агентства лесного хозяйства. Учреждён также вымпел руководителя Федерального агентства лесного хозяйства.
      Золотой двуглавый орёл, с поднятыми вверх крыльями, увенчанный тремя коронами – двумя малыми и, над ними, одной большего размера, соединёнными золотой лентой. Орёл держит в лапах расположенный на его груди щит. В зелёном поле щита – золотое вензелевое изображение имени Императора Петра Великого в обрамлении золотых дубовых ветвей.
      При разработке новой геральдической символики для лесного хозяйства Рослесхоз и Геральдический совет при Президенте Российской Федерации руководствовались историческими прототипами лесной символики России, исходили из того, что лесное хозяйство нашей страны берёт своё начало от указов Петра I.

 
Яндекс.Метрика